Гордость, маразм и невроз. Как сломаться в школе за три года

Год пыталась выдавить из себя этот текст. Сначала было стыдно, больно и обидно. Потом просто подташнивало от одного упоминания о школе.

Зачем я пошла в школу

В 2016 году я бросила редакторскую должность и ушла работать в общеобразовательную школу учителем русского. Школа показалась мне реальным делом — полезным, социально значимым и вдохновляющим… Показалась

Чего ждала от работы

Мне хотелось общаться с детьми, рассказывать о любимых литературных произведениях, помогать освоить бесноватую русскую грамматику и поддерживать подростков добрым советом и обнимашками. В целом, это всё получалось и именно эти моменты держали в школе до последнего.

Как прошли первые два года

Всё было в огне и мне это нравилось. Голова постоянно была занята идеями:

  • Как обустроить кабинет, сделать его уютным и вдохновляющими. Поэтому я постоянно делала плакаты, покупала пробковые доски, приносила книги, комиксы, игрушки, раскраски. Пыталась организовать буккроссинг и редакцию школьной газеты. Своими силами делала ремонт каждое лето.
  • Как сделать уроки захватывающими и необычными, чтобы ребёнку не хотелось сбегать по звонку. Каждый вечер готовила конспекты уроков, придумывала весёлые задания и яркие презентации, выдумывала игры, распечатывала памятки, картинки-запоминалки и поощрялки.
  • Как поддержать ребят, которые обращаются за помощью. Я боялась стать безучастной училкой с пустым взглядом. Оставалась после уроков, чтобы поболтать, поиграть и попить чаю. Связывалась с родителями, советовала книги, давала номера специалистов, просто говорила по душам о наболевшем.
  • Как проводить интересные мероприятия, чтобы сплотить детей из класса. Организовывала выезды в кино-цирк-дом отдыха-конюшню. В конце каждой четверти и по праздникам делала чаепития. А по принуждению завуча участвовала в невероятном количестве бог знает каких мероприятий, разной степени адекватности.

Когда я провалилась

На третий год у меня осталось две идеи — не сдохнуть от перегруза и ни на кого не наорать. Второе не получалось. Это был провал. Но я упорно не хотела в это верить. Казалось, что бежать некуда, но я гордая и независимая со всем справлюсь, а система будет повержена.

В результате у меня было 46 часов нагрузки, два кружка, классное руководство, а ещё куча мероприятий и бумажек. На такой набор даже опытные учителя смотрели с ужасом. В общем, вскоре ко мне пришёл знакомиться дичайший невроз.

Это когда в голове постоянно шумит, сердце колотится, руки-ноги трясёт. А по ночам это всё усиливается, и ты реально начинаешь верить, что умираешь. Ну и спать не получается естественно. Первый месяц было страшно, потом злило, а потом я просто смирилась с тем, что умру в любой момент. Это-то и было самой дичью.

Последние полгода в школе я постоянно боролась с паническими атаками, медитировала, ходила по врачам, сдавала анализы и принимала таблетки. В итоге кое-как довела год, написала заявление и уползла лечиться. А в школе все порыдали с разной степенью искренности и благополучно забыли. В 2019 я закончила свою школьную карьеру.

А какой вывод

Я не герой и не жертва. Теперь во всём этом глупо кого-то винить. Вроде, понятное дело — перегруз, слишком много на себя брала, не могла отказать, слишком близко к сердцу принимала, руководство неадекватное, школьная система устарела и бла-бла-бла. А на деле получила огромный опыт, несколько лет лечила невроз и научилась слушать себя. Вероятно мне нужно было это проверить на себе.

Работать в школу я больше не пойду. Говорят, что есть приличные заведения, где платят деньги, нет маразма и все в адеквате, но я таких не встречала. Сельские школы, типа моей, не меняются по всей России и, наверное, не скоро изменятся.

Не чокаясь 🥃

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *